Блог сайта РУССКИЙ БАПТИСТЪ

"Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите" (1 Пет. 2:17)

Блог Русского Баптиста
Русский
rusbaptist
Содержание Блога (часть 1):
См. все ссылкиCollapse )

РПЦ МП была создана КГБ
Русский
rusbaptist
Документы КГБ об образовании Московской Патриархии. В них утверждается, что все делегаты т.н. Поместного Собора РПЦ МП 1945 года были завербованы чекистами.


Read more...Collapse )

МСЦ ЕХБ под ударом властей России
Русский
rusbaptist


Веришь ли ты, Россия? Для христианских баптистских общин власти приготовили конфискации и штрафы

Самыми недисциплинированными в рамках современного российского законодательства оказались протестантские церкви, которые отказываются от регистрации в органах власти. Большинство неправославных церквей вынуждено собираться в жилых домах, поскольку получить разрешение на строительство Дома молитвы от властей практически невозможно, а арендовать помещения также чрезвычайно трудно. С советского периода в России существует баптистское движение – Совет церквей евангельских христиан-баптистов (СЦ ЕХБ), которое принципиально не желает иметь дела с регистрацией, так как в атеистический период регистрация означала неусыпный контроль за верующими и их действиями. После распада СССР нерегистрированные баптисты говорили о том, что гонения будут продолжены, а им никто не верил, думая, что они слишком глубоко вошли в роль мучеников. Однако с принятием в 2016 году Закона Яровой именно протестанты и верующие СЦ ЕХБ подверглись наибольшим репрессиям.

Помимо этого, после запрета Свидетелей Иеговы в 2017 году юристы размышляли, кто будет следующим? – и баптисты оказались удобной мишенью.
Для понимания нынешнего мировоззрения Совета церквей ЕХБ стоит взглянуть на его предысторию.

СЦ ЕХБ возник в результате разделения в лояльном властям Всесоюзном совете евангельских христиан-баптистов (ВСЕХБ) в 1960 году, когда все старшие пресвитеры ВСЕХБ получили «Инструктивное письмо» от Совета союза. Письмо было инспирировано советской властью, с целью ещё большего подавления религиозной активности членов общин ВСЕХБ. В письме были чётко выражены принципы, противоречащие протестантскому образу мыслей. Запрещалось миссионерство, религиозное просвещение и любые формы религиозной активности помимо участия в богослужении. Старшим пресвитерам предписывалось прекратить привлекать в общину новых членов, не увлекаться проповедями, сдерживать «нездоровые миссионерские проявления», не вести работу за пределами общины, сократить крещение молодёжи, не крестить школьников, студентов, солдат, категорически не допускать на собрания детей дошкольного и школьного возраста и т.д.

В инструкции содержались буквально следующие слова, которые могли естественным образом возмутить любого верующего: «В прошлом некоторые наши общины нарушали Советское законодательство о религиозных культах только потому, что плохо его знали. Так, были случаи крещения людей моложе 18 лет, оказания материальной помощи из общинной казны, проведения занятий по изучению Библии и других тематических собраний, допускалась декламация стихов, для верующей молодежи устраивались экскурсии, создавались кассы взаимопомощи, проводились встречи проповедников и занятия с руководителями хоров… Все это необходимо теперь из нашей деятельности исключить и привести ее в соответствие с существующим законодательством».

Официально инициативное движение зародилось 13 августа 1961 года, когда инициативная группа заявила протест московскому руководству. В нем в резких выражениях говорилось о том, что в уставе 1960 года отражаются антиевангельские принципы. Авторы протеста писали: “В наши дни деятели ВСЕХБ являются исполнителями воли Сталина”. В апреле 1961 года в Узловской церкви (Тульская область) была организована так называемая Инициативная группа по созыву съезда. Первое совещание Инициативной группы прошло в Москве 10 августа 1961 года. К 1965 году к образованному инициативниками Союзу церквей ЕХБ (СЦ ЕХБ) отошло от ВСЕХБ около 100 общин, то есть более 10 тысяч верующих. В 1966 году баптисты провели у здания ЦК КПСС в Москве знаменитую демонстрацию, которая была жестоко разогнана. Баптисты-инициативники быстро стали частью общего диссидентского движения Советского Союза, одним из первых проявлений протеста против советской системы. К 2010-м годам в рамках СЦ ЕХБ – более 500 общин и групп и несколько десятков тысяч верующих.

В 2017 году в целом ряде регионов баптистов предупредили о будущей конфискации Домов молитвы, оформленных как жилые дома, хотя по Закону о свободе совести в частном доме также можно совершать богослужения. В Туле Дом молитвы СЦ ЕХБ может быть снесен уже в 2018 году. Пока что в 2018 году в Новороссийске был разрушен молитвенный дом пятидесятников, который был оформлен на частное лицо.

Самым явным свидетельством новой политики советского типа по отношению к верующим стала беседа пастора СЦ ЕХБ на Камчатке Геннадия Можайцева с представителями УФСБ. Беседа произошла 26 февраля 2018 года после задержания члена церкви, который стоял на улице с передвижной христианской библиотекой. Как сообщает Отдел заступничества СЦ ЕХБ, в ходе двухчасовой беседы баптистам предъявили следующие требования: 1. В письменной форме подать уведомление в органы юстиции о начале действия религиозной группы; 2. Частный дом, в котором церковь проводит собрания, перевести в нежилое помещение; 3. Не позднее чем за 10 дней подавать уведомление в соответствующие органы о каждом факте миссионерской деятельности с указанием лиц, уполномоченных для этого религиозной группой.

Представители УФСБ также открыто сообщили (а пасторы предали огласке): «Если на богослужение мною будут посланы люди и вы будете проповедовать своё вероучение и разъяснять Библию – это миссионерская деятельность. Если будете призывать к покаянию – это уже «вовлечение лиц в состав участников религиозного объединения» и подпадает под признаки миссионерской деятельности. Для выявления фактов миссионерской деятельности вышлют экспертные комиссии, которые будут присутствовать на каждом богослужении, наблюдать и протоколировать все факты миссионерской деятельности. Если жилое помещение имеет свободный вход для всех желающих, оборудовано кафедрой, скамейками и звукоусиливающей аппаратурой – следовательно, оно используется не по назначению и имеет признаки культового помещения. Такие помещения, используемые как дома молитвы, необходимо переводить в нежилой фонд, иначе за подобные нарушения будут налагаться штрафы от 500 000 до 1 000 000 рублей. В случае неуплаты штрафов этот жилой дом конфискуют. Суды будут на нашей стороне. Даю вам месяц, чтобы привести свою деятельность в соответствие с федеральными законами. Уведомляю вас о новых правилах игры (поправки к ФЗ). Если будете идти путём неисполнения закона, советую хорошо взвесить свои силы, чтобы вам не проиграть».

Правоохранительные органы методично загоняют баптистов в безвыходное положение – замкнутый круг. Как справедливо отметил представитель Камчатского христианского объединения церквей "Благовестие" Дмитрий Клячин на своей странице в Фейсбуке: «Но инициативники не регистрируют религиозных организаций и не уведомляют о деятельности религиозных групп. Соответственно, перевод здания в нежилой фонд им никак не поможет, т.к. зарегистрировать его, как богослужебное они не смогут! Круг замкнулся. Методика сродни той, что отрабатывалась на Свидетелях Иеговы: издаются законы, исполнение которых для некоторых религиозных организаций невозможно принципиально, а затем осуществляется преследование "на законных основаниях"».

Угрозы органов власти уже стали реальностью в разных регионах страны. Отдел заступничества СЦ ЕХБ, отслеживающий преследования верующих с советского времени, приводит историю из п. Тикси (Республика Саха-Якутия), где небольшая группа братьев и сестёр собиралась на квартире. 11 февраля 2018 года в квартиру вошел пограничный патруль, который переписал данные проживающих в квартире, а пресвитер дал проверяющим в подарок календари и книгу «Рассказы о Господе Иисусе». 20 марта 2018 года пастор Алексей Ковтун был признан виновным в незаконной миссионерской деятельности и оштрафован на 6 тыс. рублей по ч.4 ст.5.26 КоАП РФ. Пастора обвинили в том, что он вручил старшему пограничного наряда майору Алексееву Е. А. религиозную литературу.

16 февраля 2018 года в Бугуруслане Оренбургской области были оштрафованы на 5 тыс. рублей баптисты, которые раздавали всем желающим газету «Веришь ли ты?», Евангелия и буклеты. 27 февраля 2018 года баптист Павел Дьяков в Севастополе был оштрафован на 20 тысяч рублей также за то, что он раздавал желающим газету "Веришь ли ты?". Неизвестный человек снял это на телефон и разместил видео в соцсети с анонимной просьбой разобраться с сектантом. Затем сотрудник полиции приходил в церковь, потом в деле появилась некая экспертиза, доказывающая, что «...действия по раздаче указанной газеты являются миссионерской деятельностью». Делом о раздаче баптистами газеты «Веришь ли ты?» занимался Центр по противодействию экстремизму УМВД России по г. Севастополю.

Верующие из Совета церквей ЕХБ уже давно задаются вопросом – «Веришь ли ты Россия?» Этот вопрос уже более 150 лет назад перед русскими ставят баптисты, евангельские христиане, пятидесятники, адвентисты. Нерегистрированные баптисты похожи в чем-то на старообрядцев, они сохраняют консервативный уклад жизни, одежды, поведения, они считаются закрытыми, но на самом деле очень независимые, открытые и искренние в своей проповеди и в отношении к власти и к миру в целом. Баптисты полагают, что они имеют право на мирные христианские собрания и на свободу совести, они верят в то, что можно и нужно жить по Евангелию, и другого пути быть не может. Но государство не только не верит христианам, но и разделяет их. Большой вопрос – готовы ли сами христиане задавать вопрос: «Веришь ли ты?» или это уже слишком опасно.

Роман Лункин.
http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=487&ELEMENT_ID=7799


Блог Русского Баптиста
Русский
rusbaptist



Содержание Блога (часть 2):
См. все ссылкиCollapse )

Умер Алешка-баптист
Русский
rusbaptist


14 февраля 2018 года закончился земной путь Алешки-баптиста из знаменитого рассказа А.И. Солженицына



На страницах рассказа А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» неоднократно встречается Алешка-баптист. Очевидно по авторскому замыслу данный герой является носителем русской духовности. На ГУЛАГ-овских нарах Алешка хранит верность Христу, утешается чтением Евангелия, делится своей верой с окружающими и сохраняет способность радоваться.

У Алешки был реальный прототип, настоящее и полное имя которого Леонид Васильевич Светлов. Родился он в 1924 году и с детства слышал о Христе от глубоко верующей матери. Леонид Васильевич испытал первые притеснения верующих в начале 1930-х. Было это в городке Синельниково, рядом с Днепропетровском.

Затем множество испытаний и вместе с тем Божьих чудес: война, крещение, заключение, встреча с Солженицыным (которая, к слову, не произвела на Алешку из рассказа Нобелевского лауреата большого впечатления), освобождение, работа в шахте, пасторское служение в Макеевке и многое другое.

Кстати, главного героя рассказа, Ивана Денисовича Шухова, в лагере называли Жорой. Перед освобождением из лагеря Алешка, т.е. Леонид Васильевич, подарил ему Библию, читая которую Шухов вскоре покаялся. Годы спустя, герои повести Солженицына встретились уже как братья во Христе. Алешка побывал у Жоры в гостях в Алма-Ате.

И вот 14 февраля 2018 года в США Леонид Васильевич отошел в вечность, к своему любимому Господу. Слава Богу за добрый пример христианской верности и мощное свидетельство, ставшее классикой русской литературы!

Ниже вы можете ознакомиться с фрагментами рассказа «Один день Ивана Денисовича», в которых упоминается Алешка-баптист:

«Вагонка затряслась и закачалась. Вставали сразу двое: наверху — сосед Шухова баптист Алешка, а внизу — Буйновский, капитан второго ранга бывший, кавторанг.
Старики дневальные, вынеся обе параши, забранились, кому идти за кипятком. Бранились привязчиво, как бабы. Электросварщик из 20-й бригады рявкнул:
— Эй, фитили’! — и запустил в них валенком. — Помирю!
Валенок глухо стукнулся об столб. Замолчали.
В соседней бригаде чуть буркотел помбригадир:
— Василь Федорыч! В продстоле передернули, гады: было девятисоток четыре, а стало три только. Кому ж недодать?
Он тихо это сказал, но уж, конечно, вся та бригада слышала и затаилась: от кого-то вечером кусочек отрежут.
А Шухов лежал и лежал на спрессовавшихся опилках своего матрасика. Хотя бы уж одна сторона брала — или забило бы в ознобе, или ломота прошла. А то ни то ни се.
Пока баптист шептал молитвы, с ветерка вернулся Буйновский и объявил никому, но как бы злорадно:
— Ну, держись, краснофлотцы! Тридцать градусов верных!

<…>

Напересек через ворота проволочные, и через всю строительную зону, и через дальнюю проволоку, что по тот бок, — солнце встает большое, красное, как бы во мгле. Рядом с Шуховым Алешка смотрит на солнце и радуется, улыбка на губы сошла. Щеки вваленные, на пайке сидит, нигде не подрабатывает — чему рад? По воскресеньям все с другими баптистами шепчется. С них лагеря, как с гуся вода. По двадцать пять лет вкатили им за баптистскую веру — неуж думают тем от веры отвадить?

<…>

Холод градусы набирает. Руки в работе, а пальцы все ж поламывает сквозь рукавички худые. И в левый валенок мороза натягивает. Топ-топ им Шухов, топ-топ.
К стене теперь нагибаться не надо стало, а вот за шлакоблоками — поломай спину за каждым, да еще за каждой ложкой раствора.
— Ребята! Ребята! — Шухов теребит. — Вы бы мне шлакоблоки на стенку! на стенку подымали!
Уж кавторанг и рад бы, да нет сил. Непривычный он. А Алешка:
— Хорошо, Иван Денисыч. Куда класть — покажите.
Безотказный этот Алешка, о чем его ни попроси. Каб все на свете такие были, и Шухов бы был такой. Если человек просит — отчего не пособить? Это верно у них.

<…>

Стелиться Шухову дело простое: одеяльце черноватенькое с матраса содрать, лечь на матрас (на простыне Шухов не спал, должно, с сорок первого года, как из дому; ему чудно даже, зачем бабы простынями занимаются, стирка лишняя), голову — на подушку стружчатую, ноги — в телогрейку, сверх одеяла — бушлат; и:
— Слава тебе, Господи, еще один день прошел!
Спасибо, что не в карцере спать, здесь-то еще можно.
Шухов лег головой к окну, а Алешка на той же вагонке, через ребро доски от Шухова, — обратно головой, чтоб ему от лампочки свет доходил. Евангелие опять читает.
Лампочка от них не так далеко, можно читать и шить даже можно.
Услышал Алешка, как Шухов вслух Бога похвалил, и обернулся.
— Ведь вот, Иван Денисович, душа-то ваша просится Богу молиться. Почему ж вы ей воли не даете, а?
Покосился Шухов на Алешку. Глаза, как свечки две, теплятся. Вздохнул.
— Потому, Алешка, что молитвы те, как заявления, или не доходят, или «в жалобе отказать».
Перед штабным бараком есть такие ящичка четыре, опечатанные, раз в месяц их уполномоченный опоражнивает. Многие в те ящички заявления кидают. Ждут, время считают: вот через два месяца, вот через месяц ответ придет.
А его нету. Или: «отказать».
— Вот потому, Иван Денисыч, что молились вы мало, плохо, без усердия, вот потому и не сбылось по молитвам вашим. Молитва должна быть неотступна! И если будете веру иметь, и скажете этой горе — перейди! — перейдет.
Усмехнулся Шухов и еще одну папиросу свернул. Прикурил у эстонца.
— Брось ты, Алешка, трепаться. Не видал я, чтобы горы ходили. Ну, признаться, и гор-то самих я не видал. А вы вот на Кавказе всем своим баптистским клубом молились — хоть одна перешла?
Тоже горюны: Богу молились, кому они мешали? Всем вкруговую по двадцать пять сунули. Потому пора теперь такая: двадцать пять, одна мерка.
— А мы об этом не молились, Денисыч, — Алешка внушает. Перелез с Евангелием своим к Шухову поближе, к лицу самому. — Из всего земного и бренного молиться нам Господь завещал только о хлебе насущном: «Хлеб наш насущный даждь нам днесь!»
— Пайку, значит? — спросил Шухов.
А Алешка свое, глазами уговаривает больше слов и еще рукой за руку тереблет, поглаживает:
— Иван Денисыч! Молиться не о том надо, чтобы посылку прислали или чтоб лишняя порция баланды. Что высоко у людей, то мерзость перед Богом! Молиться надо о духовном: чтоб Господь с нашего сердца накипь злую снимал…
— Вот слушай лучше. У нас в поломенской церкви поп…
— О попе твоем — не надо! — Алешка просит, даже лоб от боли переказился.
— Нет, ты все ж послушай. — Шухов на локте поднялся. — В Поломне, приходе нашем, богаче попа нет человека. Вот, скажем, зовут крышу крыть, так с людей по тридцать пять рублей в день берем, а с попа — сто. И хоть бы крякнул. Он, поп поломенский, трем бабам в три города алименты платит, а с четвертой семьей живет. И архиерей областной у него на крючке, лапу жирную наш поп архиерею дает. И всех других попов, сколько их присылали, выживает, ни с кем делиться не хочет…
— Зачем ты мне о попе? Православная церковь от Евангелия отошла. Их не сажают или пять лет дают, потому что вера у них не твердая.
Шухов спокойно смотрел, куря, на Алешкино волнение.
— Алеша, — отвел он руку его, надымив баптисту и в лицо. Я ж не против Бога, понимаешь. В Бога я охотно верю. Только вот не верю я в рай и в ад. Зачем вы нас за дурачков считаете, рай и ад нам сулите? Вот что мне не нравится.
Лег Шухов опять на спину, пепел за головой осторожно сбрасывает меж вагонкой и окном, так чтоб кавторанговы вещи не прожечь. Раздумался, не слышит, чего там Алешка лопочет.
— В общем, — решил он, — сколько ни молись, а сроку не скинут. Так от звонка до звонка и досидишь.
— А об этом и молиться не надо! — ужаснулся Алешка. — Что’ тебе воля? На воле твоя последняя вера терниями заглохнет! Ты радуйся, что ты в тюрьме! Здесь тебе есть время о душе подумать! Апостол Павел вот как говорил: «Что вы плачете и сокрушаете сердце мое? Я не только хочу быть узником, но готов умереть за имя Господа Иисуса!»
Шухов молча смотрел в потолок. Уж сам он не знал, хотел он воли или нет. Поначалу-то очень хотел и каждый вечер считал, сколько дней от сроку прошло, сколько осталось. А потом надоело. А потом проясняться стало, что домой таких не пускают, гонят в ссылку. И где ему будет житуха лучше — тут ли, там — неведомо.
Только б то и хотелось ему у Бога попросить, чтобы — домой.
А домой не пустят…
Не врет Алешка, и по его голосу и по глазам его видать, что радый он в тюрьме сидеть.
— Вишь, Алешка, — Шухов ему разъяснил, — у тебя как-то ладно получается: Христос тебе сидеть велел, за Христа ты и сел. А я за что сел? За то, что в сорок первом к войне не приготовились, за это? А я при чем?
— Что-то второй проверки нет… — Кильдигс со своей койки заворчал.
— Да-а! — отозвался Шухов. — Это нужно в трубе угольком записать, что второй проверки нет. — И зевнул: — Спать, наверно.
И тут же в утихающем усмиренном бараке услышали грохот болта на внешней двери. Вбежали из коридора двое, кто валенки относил, и кричат:
— Вторая проверка!»






Когда отголоски звучат сильнее голоса
Русский
rusbaptist



Книга Ричарда Хейза «Отголоски Писания в посланиях Павла» выдвигает претензию о так называем «новом понимании апостолом закона» и в этом смысле дополняет исповедуемую Томасом Райтом и его сторонниками теорию «нового понимания Павла». О последней автору этих строк уже приходилось высказывать свое мнение. Теперь на очереди разбор очередного выпада против традиционного мнения о новаторской сущности сотериологии Павла и всего Нового Завета. Рассуждая над текстом Рим. 4:1, Хейз делает странный вывод: «Ключевой вопрос данной главы заключается не в том, как Авраам оправдался, а чей он отец» (Хейз Р. Возрождение воображения. Павел как интерпретатор Израильского Писания. Черкассы: Коллоквиум, 2012, с. 98), как будто Павел действительно различает между собой веру Авраама и нашу.

Если сам Павел называет «свое» благовествование «тайной, открытой» лишь в его время, современные представители новой герменевтики не стыдятся взять на себя смелость утверждать, что преимущественно все учение Павла об оправдании перед Богом коренится в ветхозаветном богословии. И в доказательство данному тезису они приводят не ясно звучащие на эту тему тексты у Павла, а лишь его ссылки или «отголоски» на Ветхозаветное Писание.
Получается, что Павел был больше евреем, чем христианином, да и все христианство, с легкой подачи Хейза, становится лишь радикальной разновидностью иудаизма, а не даже самым примитивным христианством. Скажем прямо, что новизна мнения Хейза состоит в отрицании традиционной христианской вести о спасении даром и возвращении всего новозаветного учения о спасении к иудео-христианской (полупелагианской) ереси. Получается, Райт и Хейз готовы заменить своим новаторством новаторскую сущность учения о спасении апостола Павла. Попробуем выяснить, насколько это — библейски и рационально обоснованная претензия.

«Отголоски» и «воображение» Хейза
Кроме своей первой книги на эту тему, Хейз написал еще одну, имеющую интригующее название «Возрождение воображения. Павел как интерпретатор Израильского Писания». Лучшего названия и не придумать для «воображаемого» богословия Хейза! В обеих этих книгах высказывается мысль о том, что Павел в действительности не отрицал важность Закона даже в сотериологическом смысле, что подразумевает возможность спасения по делам. Нигде не говоря об этом открыто, Хейз, тем не менее, вполне ясно намекает на это.

Вот как «тактично» он высказывает эту мысль: «Вера (послушание) Авраама (имеющая заместительные сотериологические последствия для тех, которые знают его как отца) должна трактоваться, прежде всего, не как пример веры для христиан, а, в первую очередь, как прообраз веры Иисуса Христа (Рим. 3:22), чья вера (послушание) ныне имеет заместительные сотериологические последствия для тех, кто знает его как Господа» (там же, с. 99). Смешав веру с полушанием (вероятно, Закону, а ее благодати), Хейз пускается в замысловатые рассуждения о том, что наша личная вера в искупительную Жертву Христову не является спасительным средством. А коль так, приходится уповать лишь на Закон. В реальности же Павел указывает на веру, как способ обретения Божьей праведности, а не как на какие-то туманные «заместительные сотериологические последствия». Вполне по-кальвинистски Хейз подменяет личную веру человека верой (верностью) Божьей (Христовой).

Хейз совершенно не воспринимает разницу между юридическим оправданием и фактическим освящением. Для него все это — одно, даже если первое является моментом, а второе – процессом. Поэтому он и не может адекватно воспринять смысл текста Рим. 10:4: «Потому что конец закона – Христос», предлагая вместо значения «конец» значение «цель», что явно противоречит контексту, в котором Павел обвиняет евреев в отвержении праведности Божьей. Если бы евреи неправильно поняли Христа лишь как «цель закона», они никогда бы не отпали от Бога. Но они неправильно поняли Христа именно как «конец закона» и по этой причине пытались «поставить собственную праведность» вместо праведности Божьей.

В качестве оправдания Хейз обращается к союзу «потому что», считая его неуместным с традиционным использованием слова «телос», однако этот союз относится не к предыдущему, а к первому стиху данной главы, объясняя тот факт, почему евреи все еще находятся вне спасения, предложенного им во Христе. И даже если Закон вел евреев ко Христу, то все равно он привел их к тому, что отменило надобность в нем самом. Ветхозаветные воды остались позади факта новозаветного рождения, в связи с чем потеряли свою актуальность. Иначе Христос не имел бы права сказать: «А Я говорю вам…»
При этом Хейз, вослед Райту, избегает необходимости рассмотреть те места Писания у Павла, да и во всем Новом Завете, которые противоречат главному их тезису – о совместимости закона и благодати в вопросе спасения. «В реформационном толковании, — пишет Хейз, — Закон и Евангелие… противопоставляются, что, собственно, и намеревается опровергнуть Павел в Послании к римлянам» (там же, с. 205). Но опровергал ли в действительности Павел противопоставление Закона и благодати в Послании к римлянам – остается лишь гипотезой Хейза, если не вообще простым выдаванием воображаемого за реальное положение вещей.

Эти богословы избрали беспроигрышную позицию — рассматривать Новый Завет в свете Ветхого вместо традиционного или реформационного подхода, действующего прямо противоположным образом. Поскольку же прямо выступить против идеи дарового характера спасения Хейз не мог, он предпочел ущипнуть ее в цитировании Павлом ветхозаветных текстов Писания. Но разве от этого изменился общий вывод Павла, состоящий в ясном утверждении того, что евреи «не покорились праведности Божьей» (Рим. 10:3)?

Разве могут все эти «отголоски», вместе взятые, перевесить ясные утверждения Павла о том, что спасение, осуществляемое по делам Закона, невозможно, т.е. отменить собою центральную идею всего его Послания к римлянам (см. напр. Рим. 9:30-10:5; 11:6-7)? Но Хейз с завидным упрямством заявляет: «Интертекстуальные литературные связи служат отражением богословских убеждений и порождают их» (там же, с. 194). Не только «отражают», но и «порождают». А как же быть с однозначным отрицанием Павлом Закона как средства спасения? На этот вопрос Хейз не желает давать вразумительного ответа.

Не может правильно понять Хейз и текст Рим. 1:17: «Праведный верою жив будет». Опираясь на текст Септуагинты, этот современный богослов предлагает перевод: «Праведный верностью (Моей) жив будет», идущий совершенно в разрез с вышестоящим утверждением о вере человеческой – иудея и еллина (ст. 16). Но откуда он взял то, что Павел цитировал здесь Септуагинту, а не промасоретский текст раввина Акибы? Просто Хейзу захотелось, чтобы так было. Конечно, намного удобнее поставить вопрос нашего спасения лишь в зависимость от Божьей верности по отношению к нам, а не нашей – по отношению к Богу! Отсюда и все рассуждения Хейза о «праведности Бога», а не об «оправдании Им человека». Тут не хватает только завершающего аккорда со стороны Кальвина: стопроцентная гарантия при нулевой ответственности!

Наконец Хейз подвергает сомнению смысл фразы «через веру в Иисуса Христа» в тексте Рим. 3:22, которая в оригинале звучит: «через веру (верность) Иисуса Христа». Если здесь и идет речь о верности Христа, то лишь как об образце Его верности Своим обетованиям, причем данным всему человечеству, а не только Израилю. А в своей полноте Божье послание ко всему человечеству выразилось лишь в Новозаветном Откровении. Ведь какое значение имеют обетования Божьи, данные лишь Израилю, для «всякого верующего», включая и язычников? Кроме того, здесь речь может идти и о верности Христа, проявленной Им по отношению к Богу и состоящей в том, чтобы согласиться взять на Себя грехи всего мира. В этом смысле верность Христа Богу может стимулировать проявление нашей собственной веры Ему. Причем эта вера означает доверие Богу в том, что Он останется верным Своим словам, данным не Израилю, а всему человечеству.

Надобность в переистолковании наследия Павла?
Приземистость литературного подхода Хейза обнаруживается в недопонимании им значения самого дара апостольства Павла, имеющего право говорить нечто не только критическое в адрес Закона, но и противоположное ему, что всегда удивляло в речах Иисуса законников (богословов) того времени. Вместо этого Хейз восклицает: «Ни в одном из этих случаев (случаев цитирования ВЗ – прим. Г.Г.) Павел… не утверждает, что ту или иную идею, связанную с иудействованием, надлежит отвергнуть» (там же, с. 202). Получается, что Павла совершенно не волновала эта проблема, из-за которой он не раз подвергал свою жизнь реальной опасности!

Хейз, по сути дела, лишь спекулирует на толерантном характере критики Павла обеих этих ересей, представленной в его Послании к римлянам: «иудействующих» христиан и самого официального иудаизма. В действительности мягкое отношение Павла к Закону, выраженное (в отличие от Послания к галатам) в его Послании к римлянам, объяснялось исключительно желанием удержать на своей стороне обращенных евреев, а не созданием уступок этому Закону, ошибочно усматриваемых Хейзом. Последний же без каких-либо видимых причин решил противопоставить Павла как автора Послания к галатам, Павлу как автору Послания к римлянам, будто это совершенно разные лица.

Конечно, Хейз делает вполне библейское заявление, когда говорит: «Все мы, стремящиеся интерпретировать Павла, обязаны принимать во внимание оба аспекта его мысли: с одной стороны, он настаивает на том, что Евангелие Иисуса Христа – это решающее и совершенно новое явление Божьей спасительной силы; с другой, указывает на то, что это явление в полной мере согласуется с тем, как в прошлом Бог по благодати действовал в среде народа Своего Израиля, и преобразуется этими деяниями минувшего» (там же, с. 205). Однако известный современный богослов не смог укрыть за этим громким заявлением свои в реальности противоречащие ему намерения.

Его выдала фраза «в полной мере». Разве Ветхий Завет выразил Новый «в полной мере»? Ветхий Завет даже не знал «в полной мере» значение такого понятия, как «благодать». Он не знал «в полной мере» ни Двух Приходов Христа на землю, ни таких доктрин как бессмертие души, сложный состав природы человека, Троица, Боговоплощение, заместительная  Жертва Христа, «первородный» грех и многое другое. Скорее, Хейз говорит здесь не как экзегет, а как предубежденный богослов, тем самым дискредитирую свою репутацию библейского ученого.

Оказывается, у Хейза есть большое желание сделать из Павла лишь реформатора иудаизма вместо апостола Христова. При этом исправлению, которое приписывается Хейзом Павлу, подлежат не догматические, а лишь ритуальные и максимум этические установления Ветхого Завета. Отказывая иудаизму в обрезании, пищевых запретах, почитании субботы и в практике безудержных разводов, Павел, с подачи Хейза, обходит вниманием основополагающий вопрос: «Как же мы можем быть оправданы перед Божьим справедливым судом?» Хейз ведет себя так, будто ответ на него находится в Ветхом, а не Новом Завете. И этот, подспудно развиваемый Хейзом, тезис никак не может нас удовлетворить.

Спасение от дел?
Но не избегаем ли мы рассмотрения аргументов сторонников идеи спасения и от дел, и от веры? Давайте рассмотрим их аргументацию. Действительно, в Новом Завете мы можем найти ряд мест, якобы доказывающих необходимость совершения святых дел для обретения спасения, однако эти тексты можно рассматривать лишь в сочетании с другими утверждениями на эту тему, но никак самим по себе. Определив же в каком смысле они могут противоречить другим местам Писания, мы можем выработать обоюдно приемлемый их синтез. В любом случае, мы не имеем права отменять значение одних тестов Писания в пользу других.

Выше мы отмечали проблему, состоящую в неразборчивом смешении в некоторых текстах Писания значений таких понятий, как «оправдание» и «освящение». Здесь важно правильно расставить акцент: не дела создают или причиняют веру, но вера – дела. Поэтому если какой-либо текст Писания говорит нам о том, что верующий не может грешить или не может войти в Царство Божье с определенными грехами (см. напр. Мф, 5:8; Откр. 21:27; 22:14-15), это означает то, что он имеет истинную веру, которая производит новые дела. Однако эти же самые тексты Писания не могут выступать в роли неоспоримых свидетельств в пользу мнения о том, что спастись можно, только имея добрые дела. Почему? Потому что спасает не следствие, в роли которых выступают святые дела, а их причина, в роли которой выступает вера. Этот принцип мы применяем ко всем текстам Писания, якобы доказывающим необходимость для спасения добрых дел.

Некоторые тесты Писания объясняются при помощи тезиса об условности нашего спасения. В данном случае речь идет о послушания веры, которое может быть выражено без совершения каких-либо внешних поступков. Например, в Мф. 6:15 сказано: «…если не будете прощать людям согрешений их, то и Отец ваш небесный не простит вам согрешений ваших». Если понимать этот текст прямо, то получается, что одной веры во Христа как своего личного Спасителя, недостаточно для спасения. Однако веру как исключительное условие спасения мы и не утверждаем. Писание говорит нам о том, спасение зависит не только от веры, но и от покаяния (см. Мк. 1:15; Деян. 20:21), которое по своему определению должно включать в себя и прощение окружающих нас лиц. Если мы принимаем в себя любовь Божью, то обязаны распространять ее вокруг себя, а не присваивать лишь «себе родимым».

Подобным же образом истолковывается и текст Мф. 7:2: «Ибо каким судом судите, таким будете судимы». Отсюда также следует, что Христос нас будет судить не только на основании нашей веры в Него как своего личного Спасителя, а и в прямой зависимости от того, как мы судили других. Наше спасение, таким образом, зависит не только от веры, а и от конкретного нашего отношения к ближним. Тем не менее, здесь нет прямого указания на дела.
Далее Христос говорил о том, что не все верующие достойны Его: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня. И кто не берет креста своего и не следует за Мной, тот не достоин Меня» (Мф. 10:37-38). Здесь опять говорится о том, что для спасения нужна не только вера во Христа как своего личного Спасителя, но и любовь ко Христу превыше всего, и несение своего креста. Тем не менее, эта любовь включается в понятие веры, поскольку сказано, что «любовь всему верит». Нелюбящий другого не способен ему доверять. Поэтому любовь – это неотъемлемое свойство веры или доверия. Но оно имеет отношение к делам только через посредство того же чувства.
Еще Писание говорит о том, что для входа в Царствие Небесное нужно проявлять усилия: «Царствие Небесное силою берется и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12; ср. Мф. 10:22). Хотя кальвинисты требуют другого перевода этого места Писания, нас вполне удовлетворяет традиционный, синодальный. Тем не менее, требуемые здесь усилия могут касаться просто воли человека, а не каких-то его конкретных дел. Например, исповедать Христа перед угрозой насильственной смерти (ср. Мф. 10:32-33). Это — слова веры, но не ее дела (ср. Евр. 5:9).

Текст Мф. 7:13-14 утверждает: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». Хотя в Писании «путь» часто обозначает «жизнь», последняя не всегда сводится к внешней деятельности (см. Евр. 6:11). Кроме внешней христианин имеет и внутреннюю жизнь, которая не всегда совпадает с внешней, причем иногда вопреки нашей воли (см. Рим. 7:18-19). В нашей греховной природе существует некая духовная инерция: когда мы нажимаем на тормоза, наш автомобиль остановить сразу все равно не удается, так что мы вынуждены некоторое время продолжать двигать в нежелательном направлении. Поэтому и сказано, что даже «…праведник едва спасается…» (1 Пет. 4:18).

Более сложный текст: «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, [соблазны,] ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал. 5:19-21; ср. Мф. 7:21; Откр. 21:7-8). Эти люди не наследуют Царства Божьего не по той причине, что грешат, а по той, что не имеют спасительной веры, которая позволяет не грешить. Просто Павел здесь обращает внимание на последствия веры, а не на нее саму. Все это вполне согласуется с нашим тезисом об условности спасения, в роли которой не могут выступать человеческие дела или поступки. Неслучайно Павел называет святость «плодом» обращения к Богу: «Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец — жизнь вечная» (Рим. 6:22; ср. Рим. 8:10; Евр. 12:14).

Текст Евр. 10:26 говорит: «Ибо если мы, получив познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников». Слово «произвольный» указывает на внутреннее отступление от Бога, а не просто внешнее. Поэтому здесь снова видна зависимость внешнего поведения от внутреннего, либо веры, либо неверия. Еще в законе Моисея было написано: «Не изливай жертвы крови Моей на квасное». Под «квасным» подразумевается порок и лукавство: «Итак очистите старую закваску, чтобы быть вам новым тестом, так как вы бесквасны, ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас. Посему станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины» (1 Кор. 5:7-8).

Мы привели здесь большое количество мест Писания, которые можно понять как указания на спасение по делам, однако этот смысл приходится согласовать с прямо противоположным, свидетельствующим о том, что спасение даруется нам по вере (см. напр. Ин. 3:16; 6:29; 20:31; 1 Ин, 5:13). Способом согласования их между собой является утверждение об условном характере спасения, исключающем в качестве таких условий совершение добрых дел. Поэтому мы не можем сказать того, что, если верующий в Иисуса согрешил, то от веры ему нет никакой пользы, так как он непременно погибнет. Напротив, если он согрешил, но в сердце своем осудил этот грех, спасение его сохраняется по его личной вере в Божьи милость и прощение.

Тот факт, что освящение христианина проявляется, хотя и сразу, но не во всей своей полноте, доказывается следующим текстом Писания: «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» (Тит. 2:11-14). Тот же Тит говорит о незаслуженном характере Божьего спасения: «Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом, Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего, чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни» (Тит. 3:5-7).

Это значит, что спасение наше зависит от пребывания в нашем сердце Духа Святого, что иначе называется возрождением. И хотя огорчить Его могут наши мертвые дела, все же изгнать Его из нашего сердца могут лишь неверие и отказ от покаяния. Поскольку же Дух Святой действует через совесть человека, Писание говорит: «имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере;» (2 Тим. 2:19). Добрая совесть не может мириться с присутствующим в жизни грехом. Поэтому либо она замучает человека, либо он заглушит свою совесть.
Заключение

Хейз смог выступить с сомнительной идеей переиначивания учения апостола Павла о спасении по той простой причине, что подверг сомнению дар его апостольства, способный толковать Священное Писание евреев не так, как это делает сам Хейз. По этой причине этот современный богослов предпочел видеть в Павле лишь реформатора иудаизма, но не безупречного выразителя Божественного Богооткровения. Это дало ему основание попытаться вложить в уста апостола идеи заурядные, с точки зрения каждого иудея. Между тем, ортодоксальные иудеи не раз подстерегали Павла вовсе не по той причине, что он хотел примирить между собой Закон и благодать, а по той, что он их противопоставил до самый крайних границ. И «камнем преткновения» для иудеев стал новозаветный тезис о спасении по благодати, а не по закону, по вере, а не по делам. И именно здесь «воображаемая» теология Хейза показала всю свою несостоятельность, в своей безуспешной попытке сделать «отголоски» Ветхого Завета единственным ключом к пониманию голоса Нового.
Гололоб Г.А.

Механизмы иудаизации христианства
Русский
rusbaptist

Ровно полвека назад внутри Католической церкви произошёл переворот, положивший начало утверждению внутри католицизма ереси жидовствующих, осуществляемому под видом иудейско-католического «диалога». Речь идёт  о принятии Декларации Nostra Aetate 1965 г.,  изменившей христианское учение о Церкви Христовой и перенявшей иудейский взгляд на отношения между Ветхим и Новым Заветом и на избранничество еврейского народа.  Событие это готовилось давно и стало результатом  глубинной идейной диверсии, разработанной иудейскими богословами и философами и осуществлённой последователями их взглядов внутри самой Католической церкви.
Как известно, христианство учит, что избранничество древнего еврейского народа состояло в том, чтобы, сохранив истинное Единобожие, дождаться Мессии, а затем понести Благую Весть о пришествии Его народам земли, что и совершили впоследствии апостолы. Однако иудейский народ отверг Мессию – Христа Спасителя, о котором свидетельствовали пророки, и тем самым завершил период своего избранничества, переданного апостолам и тем христианским общинам, которые  стали  основанием нового Народа Божьего – Церкви Христовой.
Самим Христом  сказано было иудеям: «Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадёт на этот камень, разобьётся, а на кого он упадёт, того раздавит. И слышав притчи Его, первосвященники и фарисеи поняли, что Он о них говорит, и старались схватить Его, но побоялись народа, потому что Его почитали за Пророка» (Мф.21, 43–46). И если, согласно апостолу,  Церковь Христова есть  «род избранный…, народ святой, люди, взятые в удел» (1 Пет. 2,9), то любые утверждения о продолжающейся, якобы, богоизбранности всего еврейского народа являются богословски несостоятельными.      Именно это положение было категорически отвергнутое фарисеями и сформировавшимся на основе их учения талмудическим иудаизмом и стало основным объектом критики и осуждения. Иудаизм утверждал и продолжает утверждать исключительное право иудеев, гарантированное им самим фактом рождения, на господствующее положение в мире, рассматривая христианство либо как идолопоклонство, либо как приемлемую для неиудеев форму монотеизма, ведущую их к поклонению богу Израиля. Последнее утверждение исходило от Маймонида, и именно оно легло в основу плана разрушения изнутри католического учения, наиболее разработанного  итальянским раввином, учёным-каббалистом Эли Бенамозегом (1823-1900), которого называют «Платоном итальянского иудаизма» и «одним из учителей современно иудейской мысли»[1].      В 1884 г. Э.Бенамозег опубликовал свою книгу «Израиль и Человечество. Исследование проблемы универсальной религии и её решение», в которой Католической церкви было предложено реформировать её учение в трёх  направлениях:- изменить свой взгляд на иудейский народ, который должен быть реабилитирован как народ старший, как народ священников, «который смог сохранить в своей чистоте первоначальную религию». Этот народ не является богоубийцей, не был отвергнут Богом, а, напротив, призван обеспечить счастье и единство всего человечества;- «отказаться от Божественности Христа», Сына Человеческого, который был простым раввином, иудеем и им и остался. Проповедовать Христа можно только как человека, который предложил учение о нравственности ради счастья всех людей;- согласиться на новое толкование, но не на отмену тайны Троицы.
Только при этих трёх условиях Католическая церковь превратится в «Церковь настоящего католичества», того католичества, которое Бенамозег называет ноахизмом - религией для всех народов, которые принадлежат к «христианскому пространству».      
Ноахизм – это законы «потомков Ноаха (Ноя)», которых нет в Торе и которые   были выведены мудрецами Талмуда (трактат Санедрин 56) в соответствии с принципами толкования слов и словосочетаний Торы. Ноахизм исходит из того, что есть только два пути спасения: для иудеев, остающихся избранными Богом - это строгое выполнение 613 заповедей Ветхого Завета, а для неиудеев (если только они не прошли гиюр, то есть не стали иудеями) - следование 7 заповедям Ноя. Это тот минимальный набор требований, которые, по учению иудеев, был дан Богом Адаму и Ною и заключается в следующем: 1) вера в единого Бога и запрет идолопоклонства;   2) уважение Бога, запрет богохульства; 3) уважение к жизни человека, запрет убийства;   4) уважение к семье, запрет прелюбодеяния; 5) уважение к имуществу ближнего, запрет воровства;  6) уважение к живым существам, запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного; 7) назначение судей, обязанность создать справедливую судебную систему[2].
В соответствии с этим подходом, Новой целью Католической церкви должно стать распространение учения ноахидского гуманизма, а папский примат позволит объединить на этой основе всех христиан. Религия ноахизма превратится в «религию естественной морали», универсальность которой сделает возможным объединить уже всё человечество под началом иудеев.  
Таким образом, план был разработан и начался поиск его претворения в жизнь. Первые шаги к установлению «диалога» между католиками и иудеями были предпринят ещё до Второй мировой войны.
Martin Buber holds lecture / Photo /1935Большую роль в этом сыграл известный иудейский философ и теоретик сионизма Мартин Бубер (1878-1965), предложивший концепцию диалога иудея и христианина, диалога двух вер. Он рассматривал Иисуса Христа в контексте иудаизма 1 века, считал, что Христос был иудеем и их «великим братом», и христианство можно рассматривать как путь к Богу. В ответ на это и некоторые католические богословы и философы стали отстаивать позитивные теологические подходы к раввинистическому, побуждая  христиан относиться  к нему с уважением. Однако их попытки изменить отношение церковного руководства тогда не увенчались успехом.
       События же военного периода и та примиренческая позиция, которую заняла Католическая церковь в отношении нацистского режима, создали совершенно новую ситуацию, при которой, раскрутив тему холокоста, иудейские лидеры получили в свои руки мощный инструмент давления на папство.
Со стороны иудаизма изначально речь шла о хорошо продуманной и последовательно реализуемой стратегии, направленной на достижение пересмотра основополагающих положений христианского учения. Ключевой идеей, обосновывающей необходимость ревизии христианства, стало положение о том, что оно содержит в себе «учение презрения» в отношении евреев, которое и стало причиной светского антисемитизма нового времени. Данное учение в свою очередь иудеи связали с принципиальным христианским положением о лишении Израиля обетования и благодати, которое они стали называть «идеей замещения» Израиля Церковью и считают самым опасным. Исходя из этого, и холокост рассматривается ими как «кульминация  многовековых гонений именно со стороны христиан». Отсюда вывод, что политика Гитлера имела успех только потому, что основывалась на многовековых обвинениях христиан в отношении иудеев.   Типичным примером подобной оценки являются, например,  следующие заявления сотрудника Центра иудейских исследований в Оксфорде, раввина Соломона Нормана: «по сути своей, отношение Гитлера к евреям ничем не отличается от христианского; разница состоит разве что в методах, которые он использовал»; «евреи видят в христианах по большей части, гонителей, сравнительно малое их число относят к жертвам, и уж совсем в немногих христианах они обнаруживают сочувствие к пострадавшим евреям. После холокоста евреи уже не могли всерьёз поверить в нравственную состоятельность церкви»; «с еврейской точки зрения христианин вообще, уже в силу его христианской веры не обладает нравственным достоинством, не говоря уже о каком-либо нравственном превосходстве»[3].
Формула «учение презрения» («l'enseignement du mepris») с вытекающими из неё выводами была введена французским иудейским историком и писателем Жюлем Исааком (1877-1963), бывшим долгое время инспектором народного образования во Франции Он сыграл ведущую роль в становлении иудейско-католического «диалога». Основные его идеи были изложены в книгах «Иисус и Израиль» (1946) и «Генезис антисемитизма» (1948), «Учение презрения» (1962), в которых христианское учение было подвергнуто жёсткой критике как главный источник антисемитизма и как наиболее опасная его форма в силу его глубинной теологической природы. Чтобы подорвать эту теологическую природу, он поставил под сомнение историческую ценность евангельских историй,  представив  и евангелистов, и святых отцов Церкви как лжецов и преследователей, полных антиеврейской ненависти и несущих моральную ответственность за Освенцим и холокост. Исходя из этого и ставилась задача добиться «очищения» христианского учения[4].      «Очищение» предполагало признание того, что иудеи не несут никакой ответственности за смерть Христа;  изменение или изъятие тех молитв, в которых говорится об иудеях;  удаление тех мест из писаний евангелистов, в которых повествуется о Страстях Христовых (в особенности это касается Евангелия от Матфея, которого Жюль Исаак обвиняет в извращении правды, поскольку  именно у него сказано: «И, отвечая, весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших», Матф. 27, 25); наконец, обещание, что Церковь окончательно изменит своё поведение, смирившись, раскаявшись, принеся извинения перед иудеями и предприняв все необходимые усилия для исправления учения, чтобы устранить то зло, которое она принесла иудеям.
Последовательность этого процесса «очищения» была изложена другим иудейским исследователем Полем Гиневским  (-2011) в его книге «Христианский антииудаизм. Мутация»[5]. Используя соответствующие понятия, взятые из иудейской традиции, он выделил три этапа: 1) «видуй» (исповедь) - искреннее признание недостатков и ошибок; 2) «тешува» (покаяние) - обращение к другому поведению и 3) «тиккун» (искупление) - исправление.
После этого вместо «учения презрения» и будет составлено «учение уважения».
См. далее

В России начинается конфискация Домов молитвы баптистов!
Русский
rusbaptist


В советское время в наибольшей степени страдали те, кто был не согласен жить по атеистическим правилам и отказывался от регистрации в органах власти. После перестройки и вплоть до принятия Закона Яровой в 2016 году нерегистрированные баптисты (Совет Церквей евангельских христиан-баптистов, движение возникло в 1960-е годы) жили и проповедовали спокойно, хотя и сохраняли подозрения в отношении властей. СЦ ЕХБ и сейчас принципиально не регистрирует церкви. История частично вернула баптистов в советское время и показала, что их подозрения были не беспочвенны. Мученикам советского времени снова запрещают молиться.

Самый вопиющий случай нарушения и здравого смысла и Конституции РФ - дело о конфискации земельного участка и Дома молитвы в Туле, в котором баптисты собираются уже 26 лет. Заместитель главного инспектора Тульской области по использованию и охране земель Виктория Ишутина вынесла постановление №118-УР-Т/17 от 31.08.2017 о назначении им административного наказания в виде штрафа в размере 10 тыс. рублей каждому владельцу (их двое – это пенсионерки Ольга Астахова и Любовь Богданова) за использование земельного участка якобы не по назначению. Дом состоит из жилых комнат, а также помещений, где проводятся богослужения баптистской общины.
Протокол об административном нарушении был составлен в августе 2017 года госинспектором Тульской области по использованию и охране земель Анастасией Петрук. В качестве доказательства нецелевого использования дома указано: наличие вывески с обозначением «Тульская церковь СЦ ЕХБ», на дверях здания имеется расписание работы библиотеки, фонотеки, а также указаны часы богослужения. В Предписании об устранении выявленного нарушения от 3 августа 2017 года прямо заявлено, что после 8 февраля 2018 года земельный участок и Дом молитвы будут изъяты.

Замглавного инспектора по охране земель В. И. Ишутина, по сообщению самой общины, сказала в беседе с верующими 31 августа 2017 года: «Судебной практики в вашем вопросе почти нет. Это будет случай. Если суд определит в вашем деле наличие административного правонарушения, такая практика будет использована по всей Тульской области».

Как сообщает Отдел заступничества Международного совета церквей ЕХБ (МСЦ ЕХБ), Ишутина обосновала своё постановление о штрафе так: «Религиозные организации вправе осуществлять богослужения и другие религиозные обряды в жилых помещениях, но не вправе использовать жилые дома и земельные участки, на которых они расположены, как культовые здания, без изменения его целевого использования в установленном законом порядке». При этом, Закон Яровой запрещает переводить жилое помещение в культовое и заниматься миссионерской деятельностью в жилом помещении (Жилищный Кодекс РФ, п.3.2. ст.22).

Верующие пытаются доказать, что надпись на здании «Дом молитвы» свидетельствует о разрешённом виде использования жилого помещения и не придаёт жилому дому какого-либо иного или дополнительного статуса. Поскольку п.2, ст.16 Закона О свободе совести разрешает беспрепятственно проводить богослужения и религиозные обряды гражданами и религиозными группами в принадлежащих им на праве собственности жилых помещениях.
Судя по тому, как власти поступают с баптистской общиной, складывается впечатление, что дело совсем не в соблюдении закона, а в наличии политического решения о ликвидации религиозной общины. В октябре Тульские энергосети временно отключили дом от электрического и газового оборудования, в том числе и отопления. Чиновники неофициально заявили верующим, которые пытались узнать, что происходит: «Собирайте документы и переводите жилой дом на юридическое лицо!». Верующие пытаются оспорить постановление о штрафе и протокол о нарушениях.

Баптисты из Совета Церквей ЕХБ все чаще подвергаются штрафам за незаконную миссионерскую деятельность. Для полиции легче всего штрафовать баптистов, послав к ним на богослужение в частный дом якобы интересующегося верой человека. Затем пастора обвиняют в том, что у него нет зарегистрированной общины, а религиозная группа действует без уведомления, а значит и документов на право проповеди у него не может быть. 4 августа 2017 года мировой судья Почепского района Брянской области Саманцов К. А. оштрафовал по такого рода делу пастора Дмитрия Бердникова на 15 тыс. рублей (основание – тайно сделанная видеозапись). 26 июля 2017 года судья Центрального районного суда г. Симферополя Гордиенко О. А. оштрафовал пастора Павла Шпака на 10 тыс. рублей. (основание – показания двух учащихся школы полиции). 26 июля 2017 года мировой судья судебного участка №3 Ленинского района г. Воронежа Полянская И. В. Оштрафовала двух женщин из общины СЦ ЕХБ на 5 тыс. рублей каждую за то, что они дали прохожему на улице Евангелие и газету «Веришь ли ты?». И это только часть судебных дел против СЦ ЕХБ по Закону Яровой.

Политика по дискриминации христианской церкви, которая выжила в эпоху СССР, вызвала естественную эмоциональную реакцию верующих. Тем более, что по своему мировоззрению общины Совета церквей ЕХБ не могут регистрироваться, и группы не будут уведомлять о своем существовании органы власти. Это значит, что баптисты пойдут на принцип – толпы верующих будут молиться и петь гимны, пока их Дом молитвы будут занимать судебные приставы.
Отдел заступничества МСЦ ЕХБ приводит обращение баптистов Тульской области, в котором есть такие слова:
«В прошлом беззакония властей стоили жизни и свободы тысячам верующих граждан. Жестокое прошлое призывает нас к бдительности в настоящем…. На нашем участке не выращивается ядовитое зелье, в доме не продаются наркотики, не происходит ничего того, что на законных основаниях пресекается. Это заставляет задуматься: какой же закон и какой юрист осмелится отнести совместные молитвы Богу к такому разряду неразрешённого вида использования земли, что её могут отнять даже без суда? В годы разгула атеизма такое оскорбительное отношение к Богу, к храмам и молитвенным богослужениям было страшной нормой.

… Мы ещё не успели забыть погромы помещений, где молились наши родители, защищая собой от ударов милицейской дубинки нас, своих малых детей, присутствующих на богослужении….
Если эта практика вступит в силу, то 70 тысяч христиан (столько членов церкви насчитывает братство МСЦ ЕХБ, а есть ещё не принявшая крещение молодёжь, подростки, дети) — все они — окажутся выброшенными на улицу и снова будут вынуждены проводить богослужения и в дождь, и в снег под открытым небом в загородных посадках, на лесных полянах, как это было в недалёком прошлом».

Гонения на поистине героическое христианское движение, среди которого было много мучеников, пострадавших за веру, за право говорить о Боге и проводить богослужения, противоречат и закону, и человеческой морали, не говоря уже о евангельских принципах, общих для всех христиан. Это говорит о том, что по крайней мере часть российского общества готово по-советски унижать верующих, искать врагов, отыгрываться на слабых ради статистики и повышения по службе. Именно такого рода глупое беззаконие разрушает правовое цивилизованное общество.

Подпорченный винигрет Г. Савина
Русский
rusbaptist



           
Преподаватель Московской богословской семинарии Г. Савин отреагировал на помещенное выше письмо пастора Музычко И.В. большой статьей на портале ''Христианский мегаполис'' под названием ''Подпорченный винигрет и ''чистое словесное молоко''. Статью можно прочесть по ссылке: http://www.christianmegapolis.com/. Статья большая и многоплановая. Здесь приводятся цитаты из этой статьи, касающиеся либерального богословия. Г. Савин пишет в своей статье:

«Недавно я опубликовал на портале “Христианский мегаполис” экзегетическую статью, посвященную толкованию притч Иисуса о Царстве Небесном и основанную на материале 13 главы Матфея. («Читаем Библию вместе: размышления о Царстве Небесном (Мф.13.) »). Статья была посвящена в большей степени методике истолкования текста, но были сделаны и некоторые выводы с соответствующими аргументами с учетом контекста, общей семантики и прагматики текста. и многих других важнейших параметров герменевтического характера. Самым удивительным явлением стал для меня отклик одного из уважаемых в евангельском братстве служителей, который вместо объективной критики разразился отповедью в духе: «У нас так не принято …», «Я по-другому все понимаю … ».

Приведу ряд конкретных цитат: “Дело в том, что недавно редакция ”Христианского мегаполиса” прислала мне по электронной почте статью современного христианского богослова Г.Савина, преподавателя Московской духовной семинарии, под названием “Размышления о Царстве Небесном”. Когда я прочитал ее, то был весьма удивлен – эта статья является прекрасной иллюстрацией того, о чем я говорил в моей воскресной проповеди. В статье точно представлена подробная ”технология” препарирования небесного хлеба и превращение его в в что-то мутное и несъедобное. Вот я посылаю Вам эту статью и советую всем прочитать ее. < (ссылка на мою статью в «ХМ») > Как Вы видите из статьи, автор берет пять притч о Царстве небесном (пять кусков хлеба), добавляет к ним свои химические ингредиенты (ЛСВ, семы, тропы и др.), все это перемешивает с помощью известной технологии (предмет, образ, точка подобия) и выдает результат: ”Итак, Царство Небес – это твоя и моя, дорогой читатель, поместная христианская община.” Какое убожество и никакого назидания по сравнению с благодатными толкованиями притч Христа нашими духовными отцами, такими например как Карев А.В., Канатуш В.Я. или особенно Освальд Тярк …”

Для начала несколько комментариев по вышеприведенному тексту. Во-первых, скажу о себе так (сначала от 3-го лица, потом от 1-го): Г.Савин – «не богослов», – это слишком высокое звание для него, «богослов» это Вы, дорогой брат, автор этого письма. Он просто ученый-филолог преподаватель и практик. Так что его можно называть просто – «филолог» (по крайней мере, по 3-м дипломам РУДН это так; диплом к.ф.н.: филология, ВАК: 10. 02. 01).

Во-вторых, он преподает в Московской богословской семинарии евангельских христиан-баптистов, а не в «Московской духовной семинарии». Пожалуйста, не путайте, возникают совершенно разные ассоциации.

В-третьих, мне, конечно, с юности известны «благодатные толкования притч Христа» духовных отцов, таких как, например, А.В.Карев, В.Я.Канатуш и О.А.Тярк. Эти книги до сих пор стоят у меня на книжной полке на видном месте, но неужели сегодня нам уже нечего сказать по этому поводу? Или нашелся кто-то, кто уполномочил себя наложить запрет на изучение Библии современными методами?

В-четвертых, и в заключение, неужели из всех аргументов против моего опуса у моего критика есть только эмоционально окрашенные «добрые слова» в мой адрес типа: «Какое убожество и никакого назидания по сравнению с благодатными толкованиями притч Христа нашими духовными отцами». Здесь нет личной обиды, но только желание указать на полное отсутствие культуры нормального (даже не христианского) общения. Дальше речь пойдет о более важном предмете, чем автор этих строк. Есть желание разобраться в некоторых моментах современной духовной жизни нашего евангельского сообщества, о которых есть смысл высказаться отдельно.

Зачем наклеивать на братьев ярлыки? Первое, что особенно бросается в глаза, – это неосмысленность сказанных слов, полная безотчетность словесного речевого потока. Особенно явно это выражается в речах и текстах братьев, не имеющих современного системного богословского образования; например: «Второй подход особенно часто встречается среди людей образованных, особенно выпускников духовных учебных заведений, которые во время учебы впитали либеральное богословие, которое гласит, что Библия – это древний манускрипт, и к ее пониманию следует подходить, используя научные принципы и методы, выработанные филологией, лингвистикой, текстологией и герменевтикой». Да, Библия – это действительно собрание манускриптов. Не буду сыпать такими словами, как «непогрешимая», «безгрешная», «безошибочная», «беспорочная», просто скажу, что «боговдохновенная», обладающая предельным авторитетом для любого возрожденного духовно христианина. Но дело здесь не в этом, а в употребленном братом словосочетании «либеральное богословие». Всем известно, что в последние 50 лет слова «либеральный», «либерализм» приобрели отрицательную коннотацию. Более того, записывать «выпускников духовных учебных заведений» в либералы – это, по крайней мере, бестактно. К сожалению, в нашей среде «братьев, пребывающих в простоте» (только не Христовой, а духовно-интеллектуальной) употребить эти слова, то же самое, что поздороваться с знакомым человеком. Сколько раз слышал со стороны: «У тебя такая либеральная жена, что даже косынку в церкви не надевает», или «Ты такой либеральный, что на молодежное общение пришел в джинсах». Так вот, либерализм – это особое направление в богословии, библеистике, прежде всего, связанное с поиском «исторического Иисуса», основанное на реконструкции первоначального библейского текста, а в идеале – и подлинных слов Христа (критика форм, традиций, редакций). Это богословие родилось в Европе и получило свое развитие в Америке. Его носители ставили своей задачей противопоставить «Иисуса догматического» «Иисусу историческому», подлинному невымышленному, настоящему, неискусственному. Это надо знать всем, кто серьезно занимается Писанием, чтобы правильно употреблять этот термин. Это богословие оказалось нежизнеспособным, ибо не имело в себе силы Духа Святого. Теперь, прежде, чем использовать термины «либерал», «либеральный», покажите мне труды этого либерала или, по крайней мере, найдите этот «либерализм» в моих статьях, высказываниях, лекциях и т.п. К сожалению, уже во многих общинах евангельского сообщества уже стало традицией неправильное словоупотребление концептов и терминов. Ляпнул и забыл. Наивная простота. А теперь немного о традиции, о ее осмыслении и переосмыслении».

           Статья Г. Савина не осталась без ответа со стороны пастора Музычко, который в своей статье под названием ''Размышления о подпорченном винигрте'', размещенной на том же портале ''Христианский мегаполис'', комментирует все вопросы, затронутые в статье Г. Савина. Ниже приводится цитата из статьи Музычко, относящаяся к вопросу либерального богословия:

           «Автор статьи, заслуженно критикуя своего оппонента, который вместо того, чтобы пользоваться критическими аргументами, допускает такие эмоционально окрашенные неуважительные выражения, как ”убожество и никакого назидания”, сам, не замечая того, допускает ту же ошибку. Не приводя ни одного аргумента, какие мысли в сочинениях Каргеля, Карева и других авторов не соответствуют или противоречат Священному Писанию, автор объявляет их книги протухшим винегретом, который необходимо выбросить в мусорное ведро. Очевидно, что эмоционально окрашенное выражение ”протухший винегрет” мало чем отличается от выражения ”убожество”.

Г.Савин сетует на то, что его считают выразителем либерального богословия и приводит свое определение этого термина. По его мнению либеральное богословие – это «особое направление в богословии, библеистике, прежде всего, связанное с поиском «исторического Иисуса», основанное на реконструкции первоначального библейского текста, а в идеале – и подлинных слов Христа (критика форм, традиций, редакций). Его носители ставили своей задачей противопоставить «Иисуса догматического» «Иисусу историческому», подлинному невымышленному, настоящему, неискусственному». Данное определение правильное, но неполное. На самом деле либеральное богословие отвергает не только евангельского Иисуса, но все, что с Ним связано: прежде всего богодухновенность Писания, все Божественное и все чудеса. Вот что по поводу либерального богословия написано в одноименной статье “Википедии”: «Либеральные теологи отвергли классическое христианское учение о триединстве, идею воплощения Бога, божественность Иисуса Христа, непорочное зачатие, смерть Иисуса на кресте во искупление человеческих грехов, его телесное воскресение, реальность чуда Пятидесятницы и других чудес, а также учение о сотворении Богом мира и человека, грехопадении и первородном грехе, создав образ «либерального» исторического Иисуса». Конечно, по вероучению наше братство ЕХБ ничего общего с либеральным богословием не имеет. Но есть опасность его проникновения, особенно через богословские учебные заведения. Вот что об этом пишет С.В.Санников: «Евангельско-баптистское братство Советского Союза было надежно защищено от проникновения западного богословия коммунистическим «железным занавесом». Кроме того, в условиях воинствующего атеизма практически единственным источником богословия была Библия. Эти два фактора обеспечили консервирующее действие русскоязычному богословию, поэтому битва за учение здесь шла главным образом между конфессиями, а не между либералами и фундаменталистами, как на Западе. Однако с конца 1980-х гг. ситуация изменилась. Открытые границы, большое количество постоянно работающих миссионеров создали благоприятный фон для широкого проникновения в церкви ЕХБ различных форм либерального богословия. Наибольший риск для наших церквей представляют образовательные и издательские программы, проводимые иностранными миссиями». Опасность представляет не только само либеральное богословие (учение), но и вытекающие из него практические последствия, которые обычно называются христианским модернизмом. Он по сути представляет собой перенесение принципов либерального богословия в практическую христианскую жизнь. Модернизм – это отступление от заповедей Христовых, от святой христианской жизни, подражание миру. Опасность его состоит в том, что он открывает дверь для проникновения в церковь мирского духа и формирует в христианине его поведенческую позицию. Христианин, подверженный влиянию либерального богословия, считает для себя необязательным строго придерживаться евангельских заповедей отделения от мира (1Иоан.2:15; 2Кор.6:14-18; Иак.4:4).

Г.Савин пишет: «Теперь, прежде, чем использовать термины «либерал», «либеральный», покажите мне труды этого либерала или, по крайней мере, найдите этот «либерализм» в моих статьях, высказываниях, лекциях и т.п.». Проф.Савин не только высказывается в духе модернизма, но и учит своих слушателей либеральному отношению к евангельским заповедям. Приводим его ответы на некоторые вопросы его читателей: «Как христианам жить в мире, при этом, не живя по-мирски? Этот вопрос сам по себе вызывает у меня целый ряд вопросов. Здесь ключевое слово «по-мирски». Я, например, веду вполне светский образ жизни, будучи христианином и служителем церкви. Под светскостью я понимаю посещение театров и кинотеатров, чтение большого количества разной литературы, просмотры различных фильмов и телепередач, интересуюсь политической жизнью общества и т.п. Внешне я практически ничем не отличаюсь от культурного добропорядочного неверующего человека. Из христианских праздников, которые я всерьез воспринимаю – только Рождество и Пасха. Такие праздники как Благовещенье, Сретенье, Духов День и т.д. для меня проходят параллельно. Для меня целая проблема, когда в чужой церкви меня просят проповедовать, напоминая, что в ближайшее воскресенье какой-то очередной православный праздник мариологического цикла. В таких случаях я обычно несколько иронично спрашиваю: так что вы собираетесь делать – мед святить или яблоки крестить? Поэтому мой вам ответ: не нужно по всякой ерунде противопоставлять себя этому миру; мы, в конце концов, являемся частью этого мира, но более светлой его стороной. Живите в соответствии с требованиями Писания, совести и нашей христианской традиции, все это очень надежно защищает нас от многих бед». http://www.word4you.ru/interview/24692/

Уже в самом вопросе содержится посыл, что христианин не должен жить по-мирски. Г.Савин отвечает, что можно жить по-мирски и приводит в пример свою поведенческую позицию. Такая жизненная позиция – это типичная позиция модерниста, выразителя либерального богословия. Для такого либерального христианина слова Писания – ”не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей”; ”дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу” (1Иоан.2:15; Иак.4:4) – не более, чем пустой звук. Если обратить его внимание на то, что такая позиция противоречит Слову Божьему, то либеральный христианин, обычно, отвечает, что сначала надо с помощью герменевтики, лингвистики и филологии выяснить значение этих слов, в каких исторических условиях они были сказаны, кто их адресат и т.д. Проф. Савин говорит о том, что ”мы (то есть верующие, дети Божьи, значит церковь Христова) являемся частью этого мира”. Это абсолютно не евангельская, либеральная позиция. Церковь Христова никогда не была и не является частью этого мира, хотя она существует в этом мире. Церковь – Тело Христово, духовный организм. Как тело человека (организм) находится во враждебном окружении различных болезненных микробов, вирусов и бактерий, но если оно здорово, то его иммунная система защищает организм от проникновения внутрь этих микробов и их вредного воздействия. Так и церковь (Тело Христово) находится в этом греховном мире с его соблазнами и искушениями. Она тоже имеет свою иммунную систему, которая хранит церковь от проникновения внутрь нее мирских духовных микробов – ”похоти плоти, похоти очей и гордости житейской” (1Иоан.2:16). Такой духовной иммунной системой для церкви и каждого ее члена является страх Божий (Пр.16:6; Иер.32:40; Фил.2:12) и крест Христов, о котором Апостол Павел говорит так: ”А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира”; ” Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос” (Гал.2:19-20, 6:14).

Одним из признаков рожденного свыше христианина является то, что он усваивает ”благодать Божью не только спасительную, но и научающую нас, чтобы мы, отвергнувши нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке” (Тит.2:11-12). Христианин, зараженный духом модернизма, является носителем опасного и вредного вируса духовной болезни, которая в Писании называется ”дружбой с миром” (Иак.4:4). Тем более такой человек опасен для детей Божьих, если он по своей должности является учителем и воспитателем».

Иван Музычко


Спасется через чадородие. От чего спасется?
Русский
rusbaptist



9 Чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением [волос], не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, 10 Но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию. 11 Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; 12 А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. 13 Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; 14 И не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; 15 Впрочем, спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием.

(1 Тим. 2, Синодальный)

Под словом «женщина» в данном отрывке усматривается именно женщина в общем смысле, а не Ева или Мария.


Но, разумеется, больше всего переживаний возникает в вопросе «от чего же именно она спасется».


Сделаем анализ имеющихся мнений, подобно тому, как мы делали анализ в прошлой статье.


Комментарии Женевской Библии на 1-е послание Тимофею


2:15 «спасется». Вероятно, это не означает буквально: «будет спасена». Павел использует слово, означающее «избавление от греха», и тем самым противопоставляет впадению в грех через обман (ст. 14) спасение от этого греха.


Комментарии учебной Библии МакАртура на 1-е послание Тимофею


В данном контексте слово «спасется» лучше перевести как «сохранится». Греческое слово может также означать «избавлять», «хранить в безопасности», «исцелять» или «освобождать». Оно встречается в Новом Завете несколько раз вне связи с духовным спасением (ср. Мф. 8:25; 9:21, 22; 24:22; 27:40, 42, 49; 2Тим. 4:18). Павел не утверждает, что женщины получат вечное спасение от грехов через рождение детей или что они утвердят свое спасение, имея детей. Оба эти утверждения противоречат новозаветному учению о спасении по благодати через веру (Рим. 3:19, 20), и о вечном спасении (Рим. 8:31‑39). Павел учит, что, хотя женщина и несет пятно, послужив причиной впадения человечества в грех, женщины через чадородие могут быть избавлены или освобождены от этого пятна, воспитав поколение благочестивых детей (ср. 5:10).


Комментарии МакДональда на 1-е послание Тимофею 2 глава


Из всех толкований этого стиха наиболее приемлемым, на наш взгляд, является следующее. Прежде всего, спасение здесь относится не к спасению ее души, а к спасению ее положения в церкви.


Толковая Библия Лопухина


В «чадородии», по апостолу, возможность спасения для женщины, а не в ее порывах к учительству церковному. Можно бы думать, что здесь апостол намекает на те страдания, какие сопутствуют рождению детей у женщин и какие составляют для нее как бы наказание за ее грех и напоминают ей о необходимости покаяния и самоусовершенствования. Но следующее выражение: «если пребудет» также содержит мысль об усовершенствовании и, след., в предыдущем выражении «чадородия ради» заключается какая-то другая мысль. Естественнее поэтому полагать, что апостол здесь указывает женщине на то, что она спасение или счастье может найти в семейной жизни, рождая и воспитывая детей, причем должна сохранять всегда чистоту, веру и любовь христианскую.


Иоанн Златоуст


Немного трудно понять витиеватую речь древнего учителя церкви, но если сделать выжимку из его объяснений, то, скорее всего, речь идет о вечном спасении.


Мнение православной церкви (архимандрит Ианнуарий Ивлиев)


Разумеется, смысл высказывания не в том, что «чадородие» является для женщины необходимым условием спасения. Это был бы абсолютно нехристианский взгляд на природу спасения


…насколько жена держится веры, для нее путь к спасению открыт так же широко, как и для мужа. Речь идет, разумеется, о верующих христианках. Таким образом, деторождение следует понимать не как средство спасения или путь спасения, но как некое событие, сквозь которое для женщины проходит путь к спасению…


Павел Бегичев


Поэтому ап. Павел всего-навсего сообщает нам, что через чадородие женщина СПАСЕТСЯ ОТ ИСКУШЕНИЯ ВЛАСТВОВАТЬ над мужчиной.


Алексей Прокопенко


Алексей считает, что речь идет именно о спасении вечном от грехом, но это относится не к женщине в частом случае, к Еве и ко всем женщинам в целом. Спасение через Иисуса Христа.


Итак, мы видим, что есть два мнения:



  1. Речь идет о спасении вечном, от грехов.

  2. Речь идет о спасении женщины в этой жизни. Спасение от искушений властвовать над мужем, восстановления положения женщины, утверждение её истинного служения в церкви.


Давайте немного сместим акцент. Оба эти мнения объединяет то, что женщина будет действительно спасена. Оба мнения утверждают, что чадородие — важнейшая составляющая жизни женщины. Ни одно из мнений не утверждает то, что чадородие неважно. Слушая голоса сегодняшних «апологетов» складывается впечатление, что если чадородие не определяет вечного спасения, то значит можно не обращать на него внимания. Но, допустим, мы не можем точно определить, что именно имел ввиду Павел, когда говорил, что женщина спасется через чадородие, но мы можем точно определить, что он это говорил, а значит это важно. Еще раз: не важно, какое из мнений верно, важно, что для женщины очень нужно чадородие. Оно не просто помогает ей, оно её спасает (не важно от чего).


Даже если предположить, что из всех вышеприведенных мнений истинно мнение Павла Бегичева, а он утверждает, что в данном тексте вообще не сказано о многом, но сказано лишь о том, что чадородие спасает женщину от искушения властвовать над мужем, то разве одно это уже не достаточный аргумент, чтобы превознести чадородие на должную высоту? Сколько бы бед мы избежали, если бы женщины спаслись от искушения властвовать над мужем!


То что сейчас мы наблюдаем в либеральном богословии не что иное, как отрицание одного, за счет доказательства ложности другого. Допустим, врач прописал некое лекарство. Кто-то сказал (не врач), что эти лекарства спасут жизнь, но потом оказалось, что это неправда, а эти лекарства нужно лишь для того, чтобы жизнь была полноценной. Разве это меняет отношение к лекарству? Стоит ли бросить принимать его только на основании того, что без него ты все равно не умрешь, но проведешь в инвалидной коляске?


Итак, мы можем сделать вывод, что данный стих в любом случае утверждает важность чадородия для женщины.


Есть еще одно соображение. Дело в том, что эти два мнения легко объединяются, если принять спасение не как единовременный акт в прошлом (при возрождении), а как процесс всей жизни. Это большая тема, требующая отдельного изъяснения. Но в общих чертах опишем её здесь.


Спасение — это сам Христос. Даже не путь к Нему, а именно Он Сам. Таким образом, путь спасения, можно сказать, является путем преображения человека из образа телесного Адама в образ небесного Христа. Совершает это преображение (то есть, наше спасение) в течение всей нашей жизни Бог, ибо мы не знаем ни средств, ни пути. Как об этом сказано в 1 Тим. 5:23-24:


Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен Призывающий вас, Который и сотворит [сие].


От человека же, который тоже принимает участие в своей спасении («совершайте спасение»), требуется смирение, выраженное в послушании Его воле и заповедям. В этом плане очень уместно вспомнить, что слово грех означает не только прямое нарушение какого-нибудь закона, но и любое действие, которое не способствует достижению цели. Проиллюстрируем это примером. Допустим, студент, которому завтра сдавать химию, весь вечер учил математику. Делал ли он что-то плохое («грех»)? Да, но не потому, что математика плоха, а потому что она не химия.


Любое действие человека на земле или способствует его преображению во Христа, тогда является путем спасения, либо нет, тогда является грехом именно в этом смысле слова.


Бог больше всего переживает о том, чтобы мы достигли вечного спасения, поэтому устраивает обстоятельства нашей жизни таким образом, чтобы достигать в нас нужного для этого спасения результата.


Именно таким образом можно объединить добрые дела и спасение. Добрые дела являются не только следствием нашего нового состояния, но и средством, через которые Бог достигает в нас нужного плода. Единственный способ правильных взаимоотношений с Богом это вера. Именно через неё мы получаем спасение и благодать. Но как обрести веру, и главное, как возрасти в ней, как не через послушание слову Божьему? А это послушание и есть добродетель.


Вообще, очень трудно разделить путь спасения для христианина от его земного пути. Вот, например, взаимоотношения одного человека с другим — это дело его земной жизни или дело его спасения? Казалось бы, только земной жизни. Ну, ссорюсь я с кем-то, ну испортил отношения, ну такой у меня характер. Ничего, переживу как-нибудь один. В мире много людей, буду знакомиться все время с новыми. Так и жизнь пройдет. Но ведь на вечное спасение это не влияет. Или влияет? «…Вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия… поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал. 5:20-21). Поэтому Бог и ведет нас так, чтобы избавить от всех плодов плоти.


У каждого человека свой путь. Но есть нечто общее для всех. Когда Адам и Ева согрешили, то Бог определил для них наказание. Это наказание Бог выбрал не случайно. В отличие от человеческого наказания, основная задача Божьего наказания это исправление, спасение. Поэтому Бог и предназначил человеку то, что послужит к его исправлению. Сказано: «сын мой! не пренебрегай наказания Господня» (Евр. 12:5). Что это за наказание? Для Адама — тяжелая работа, а для Евы — тяжелое бремя рождения детей. Именно эти средства являются теми помощниками, которые восстанавливают мужчину как мужчину, а женщину как женщину в этой жизни (вот что превращается мужчина, если не работает, и во что превращается женщина, если уклоняется от деторождения!), так и помощниками для воспитания терпения, смирения, любви и веры, то есть духовных плодов в мужчинах и женщинах соответственно.


Важно отменить, что для женщины должно быть ценно именно чадородие. Сейчас не будем говорить о том, в каких случаях можно воздерживаться от рождения детей, а в каких нет. В любом случае, воздержание от рождение детей должны быть именно исключением, вызванным исключительными обстоятельствами, а не правилом, которое применяется при любом даже малозначительном поводе. Кстати, слово «чадородие» означает именно деторождение, а не их воспитание. Конечно, детей нужно воспитывать и воспитывать нужно правильно, но некоторые толкователи пытаются склонить нас на то, что в данном тексте идет речь о воспитании детей. О воспитании детей идет речь в других текстах, в этом тексте идет речь именно о рождении.

Мужчина должен работать, а женщина должна быть матерью! Ленивый мужчина перестает быть мужчиной, а женщина, не желающая иметь детей, перестает быть женщиной.


К сожалению, образ этого мира внушает нам другое мировозрение. Мужчины должны отдыхать и расслабляться, а женщины — быть кокетливыми и заниматься «шопингом».


?

Log in

No account? Create an account